Массовая иммиграция меняет Европу


Кристофер Калдвелл о две разновидности мультикультурности и угрозы свободного передвижения Материал печатного издания
№ 42 (207)
от 13 октября 2011

Что означает для европейской цивилизации превращении континента в пункт назначения для миллионов иммигрантов? Над этим вопросом заставляет задуматься американский публицист Кристофер Калдвелл в книге «Размышления о революции в Европе». Сегодня приезжие составляют 10% жителей в большинстве стран Старого Света. Во многих городах их доля превышает 30%. Калдвелл считает, что такая ситуация — следствие целенаправленной, но бессмысленные политики европейских элит, практикующейся почти сразу после Второй мировой войны, — привлекать рабочую силу для своей промышленности. Однако, поясняет автор, проблема нехватки трудящихся рук была краткосрочной. Шахты, сталелитейные, машиностроительные и текстильные гиганты закрывались по мере развития постиндустриальной экономики Европы. Но иммиграты не только не вернулись домой, их количество росло и растет до сих пор. 1971 года в Германии было 3 млн гастарбайтеров. 2000-го — уже 7,5 млн.

И дело не только в цифрах. По мнению публициста, жители континента не могли предположить, что иммиграты привезут с собой неевропейские ценности и культуру. В середине ХХ века в Западной Европе фактически не было мусульман. Сейчас их количество достигает 17 млн человек. Кристофер Калдвелл считает, что прежние европейские либеральные ценности оказались несостоятельными противостоять давлению ислама: «Если не уверена в себе, поддающаяся, релятивистская культура предстает перед культурой глубоко укоренившейся, уверенной и укрепленной общей доктриной, то обычно именно первая меняется в угоду второй».

Автор наталкивает на мысль, что Европа не сможет европейской, если ее населять неевропейцев. Он утверждает: мусульманские иммигранты вместо того, чтобы европеизироваться, наоборот, активно пытаются изменить местное культурное, религиозное и политическое окружающей среды.

Критики обвиняют Калдвелл в разжигании панических настроений и других грехах. «Европа не такая уж податливая», — возражают они. Между тем негативная реакция общества на экспансию иммигрантов выливается в победы радикальных правых партий во многих странах и установлении строгих правил для иностранцев.

В эксклюзивном интервью Неделе Кристофер Калдвелл глубже объяснил свои мысли о европейских проблемы с иммиграцией.

У. Т.: Или новая цифра об иммиграции в Британию на уровне 575 тыс. человек в 2010-м что-то меняет в ваших оценках, сформулированных раньше?

— Нет. Я знал, что Британия принимает большое количество иммигрантов уже длительное время: около полумиллиона ежегодно. Помню расчеты одного из департаментов британского правительства, что на протяжении жизни нынешнего поколения населения страны достигнет 70 млн. Это было около двух лет назад, и я помню, что это многих обеспокоило. Считаю, что Британия должна значительно открытую экономику, чем многие другие европейские страны до сих пор. Кроме того, там в 1960-х и 1970-х годах были очень мощные профсоюзы. Затем эти обстоятельства способствовали тому, что население некоторое время поддерживало высокий уровень иммиграции.

У.Т.: То вы не видите никаких изменений в проблеме?

— Я считаю, что Дэвид Камерон немного минив риторика так же, как и Саркози и Меркель. Он критиковал многокультурность. Но я не заметил существенных изменений политики. Даже после беспорядков прошлым летом.

В. Т.: не правильнее было бы говорить о проблеме массовой иммиграции? Ведь о многокультурности может идти только о таких стран, как Швейцария или Люксембург. Франция, например, всегда проводила четкую политику офранцуження иммигрантов.

— Наверное, стоит остановиться на том, что имеет в виду госпожа Меркель, когда говорит о многокультурности. Я считаю, что это слово можно использовать двумя способами. Оно может означать описание общества с большими общинами этнических и культурных меньшинств. Можно сказать, что США де факто является многокультурным обществом, потому темнокожая и белокожая культуры развивались отдельно учитывая исторические обстоятельства. Можно и Швейцарию, а также Испанию считать многокультурном обществе, ввиду их языковое разнообразие.

Но недоразумение возникает потому, что есть мультикультурность как политическая программа по иммиграции. Ее идея заключается в том, что прибывающие из других стран, не обязаны изменять свою культуру, чтобы стать гражданами новой. И, по моему мнению, именно это не нравится большинству европейцев.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.