Мораторий на исследование вируса Фуше-Каваока не будет продлен

С точки зрения прессы новые вирусы и болезни — второе по популярности средство привлечь читателя, после приключений хомяка Джастина Бибера. В 2011 году мир облетело известие, которое порадовало журналистов и испугало всех остальных: птичий грипп H5N1 оказался вовсе не столь безопасен, как считалось ранее. Сразу две лаборатории получили модифицированный вирус H5N1, не нуждающийся в промежуточном носителе — птицах. В чем тут интрига?

Интрига в том, что само по себе заражение H5N1 смертельно для человека в 60% случаев. Впрочем, процент может быть меньше, если учесть, что некоторые люди, им зараженные, смогли сами выздороветь и не обращались в больницы. Но даже с этой поправкой большинство вирусологов считают, что летальность вируса не менее 50% в эталонных условиях. В условиях же эпидемии, когда больницы и аптечные сети перестанут работать, летальность достигнет 70-80%. Вымиранию могут подвергнуться целые страны и континенты.

Однако, дабы такой беды не случилось, Кто-то сверху сделал защиту. Вирус не может распространятся от человека к человеку, а это ключевой момент в формировании пандемии. Вирус передается только от птицы к человеку, а раз так, то группа риска ограничена крестьянами и фермерами. Именно поэтому потенциально летальный вирус H5N1 не смог поразить планеты. С 1997 года птичьим гриппом заболело только 610 человек, из которых 60% умерло.

Широко известен факт постоянной мутации гриппов. Ряд научных лабораторий заинтересовались, может ли вирус H5N1 с одной стороны, увеличить контагиозность (заразность), с другой стороны — сохранить летальность. Эксперименты на человеке не проводились (официально), вместо этого в лабораториях используют хорьков — они хорошо моделируют гриппозные заражения среди людей.

Сразу две лаборатории объявили результаты. Фуше, один из ученых, причастных к генетической модификации H5N1 заявил, что ничего страшнее, чем то, что удалось получить ему в лабораторных условиях он не видел (а видел он много). Генетически модифицированный H5N1 сохранил или даже увеличил летальность, при этом поборов главный барьер — он может и любит передаваться от млекопитающего к млекопитающему. Достаточно было выпустить одного зараженного хорька в вольер со здоровыми, чтобы вызвать смерть всей популяции.

Начальное сообщение ученых из Голландии и США вызвало определенную оторопь среди политиков и бурю среди ученого сообщества. Дело в том, что исходя из времени создания модификации вируса и получения его одновременно в пяти лабораториях легко предположить, что это было вовсе не сложным делом. Более того, само сообщение содержало ответ на этот вопрос: достаточно всего пяти изменений, для того, чтобы получить искомую модификацию.

Что будет, если вирус выйдет за стены лабораторий? Что будет, если инфицированный хорек сбежит? Страх заставил прекратить исследования. Ровно на год был объявлен мораторий на все исследования вируса. Но год прошел…

И оказалось, что процесс приближения вируса к летальному варианту идет и без ученых. В природе были уже обнаружены штаммы с тремя из пяти нужных для пандемичности вариациями. Очень вероятно, что рано или поздно вирус выйдет наружу — но не из лабораторий, а в процессе естественной эволюции.

Под грузом данных обстоятельств мораторий не будет продлен — заявили сорок ученых, которые были инициаторами его год назад. Сейчас многие страны еще не выработали протоколов безопасности, необходимых для сдерживания этого вируса. Прежде всего — США. Но голландская группа из медицинского центра Эразма Роттердамского заявила о продолжении экспериментов. Целью их объявлено изучение вируса, создание предиктивной вакцины и выяснение пандемических способностей штамма.

загрузка...
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.