Парламентские выборы в Египте: что дальше?


Военные власти в Египте назначила выборы в парламент на 28 ноября 2011 года. Это первые выборы после свержения режима президента Хосни Мубарака. Маршал Хусейн Тантави, глава Высшего совета вооруженных сил Египта, пошел на некоторые уступки народу, чтобы утолить протестные настроения, вступают в силу в египетском социуме

Решение было принято Высшим советом вооруженных сил, которая управляет страной от времени отставки 11 февраля 2011 Мубарака. Причем запланировано, что выборы в Народное собрание, нижней палаты Египта, проходить в три этапа, которые будут проводиться поочередно в провинциях.

Согласно утвержденному графику, 28 ноября голосования пройдет в столичном Каире, Александрии (втором по величине египетском городе), Порт-Саиде и Луксоре. Второй этап запланирован на 14 декабря. Он охватит популярный район Гиза, прилегающий к египетской столицы, Суэц и Исмалию на севере и Асуан на юге страны. Третий этап закончится 3 января 2012 года в девяти последних египетских провинциях, в частности в провинциях Южный и Северный Синай на Синайском полуострове.

Не исключено, что Высший совет вооруженных сил поэтому решила так растянуть их во времени, что не уверена, будет ли способна контролировать ситуацию после обнародования результатов каждого из этапов выборов. Если же они такие «растянуты», то военным будет легче добиться желаемого результата, пытаясь полностью контролировать ситуацию и проведя апробацию в крупных городах. А дальше им будет куда проще тем же схемам контролировать отдаленные провинции.

После окончания голосования в Народное собрание состоятся выборы в верхнюю палату — Совета Шуры (Сената), которые начнутся 29 января 2012 года. На будущий египетский парламент будет возложена ответственность за разработку новой Конституции самой густонаселенной арабской страны, в которой одной из первых в ближневосточном регионе победила народная революция.

Однако до сих пор неизвестна дата президентских выборов в Египте. Как считают некоторые эксперты, приближенные к военному режиму, скорее всего, президентские гонки не состоятся до конца 2012 или начала 2013 года. Однако Амр Муса, бывший генеральный секретарь Лиги арабских государств и, как ожидается, один из кандидатов в президенты на следующих выборах, предполагает, что эти выборы будут уже в феврале 2012 года.

Собственно, сегодня многие в Египте задается вопросом — насколько следующие парламентские выборы будут отличаться от предыдущих, тех, которые также состоялись в ноябре, но 2010-го? Год назад режим Хосни Мубарака так явно сфальсифицировал выборы, на которых с 508 мест в Народное собрание правящая Национально-демократическая партия (НДП) получила 420 мест, что эти опасения весьма убедительны.

Египтяне хотят получить подтверждение того, что диктатура а-ля президент Хосни Мубарак в их стране не повторится, и ни одна политическая сила в будущем не узурпуватиме так нагло власть, как это делала НДП.

Бесспорно, эти выборы способны принести немало неожиданностей. Да, собственно, мало надежды на то, что они полностью пройдут по демократическим западным стандартам. Ведь кто может гарантировать, что маршал Хусейн Тантави, имея сейчас неограниченную власть над Египтом, захочет ею уступать в пользу кого-то другого? С этого когда-то начинал и генерал Хосни Мубарак.

Доказательством этому вполне может стать тот факт, что несколько дней назад маршал Тантави в гражданской одежде, без сопровождения и без специального охранника появился в центре Каира. Здесь же совсем «случайно» находились журналисты, фотографы и операторы телевидения, которые успели зафиксировать для истории выход военного лидера в люди. Пройдясь пешком центром столицы, маршал почувствовал теплый прием египтян и успел поговорить со многими людьми. Этим он продемонстрировал атмосферу безопасности и стабильности египетских улиц и показал свое единство с народом.

Здесь стоит обратить внимание на один интересный момент. Именно маршал Хусейн Тантави устанавливать дату следующих президентских выборов. Так же он единолично решать, какими должны быть правила политической игры. Поэтому слишком велик соблазн — сыграть по своим правилам в свою игру, к тому же с заданными результатами.

Собственно, эта игра может стать вполне беспроигрышной. Поскольку именно он в критический момент египетской революции поднял подчиненных ему солдат и заверил египетских граждан, что армия не становиться ни на чью сторону. Слова своего Тантави сдержал, правда, затем передал власть в свои же руки.

Поэтому стоит рассмотреть вторую версию именно такого будущих выборов в парламент. Которое, возможно, запланировано в три этапа для того, чтобы вызвать большее недовольство оппонентов действующего режима. В таком случае, почувствовав опасность нарушения стабильности в Египте из-за беспорядков и беспорядки по всей стране, египтяне чувствовать потребность в сильной руке. А у кого может быть сейчас сильная рука, как у маршала Хусейна Тантави?

Поэтому, не потому Тантави пытается заигрывать с египетской улицей, пробует проверить народ и узнать, как тот воспринимать его желании баллотироваться на пост руководителя Египта И он пытается апробировать на египетских улицах свое решение, которое до поры до времени не желает обнародовать?

Ситуация с парламентскими выборами в Египте может быть нелегким еще по той причине, что, по последним статистическим данным, там уровень неграмотности очень высок — 25% всего 80-миллионного населения страны. А учитывая тот факт, что лидеры разных политсил очень далеки от понимания реалий египетской улицы и села, то крайне трудно будет достучаться до сердец электората Египта, слишком хорошо помнит, что выбирай-не-выбирай, а почему-то все время выигрывала правящая НДП.

Новая избирательная система будет функционировать с поправками к закону, по которому в выборах в Народное собрание и Совета Шуры по партийным спискам избираться не 50%, а 66% кандидатов, а для беспартийных количество мандатов уменьшена с 50% до 34% (то есть трети мест). Хотя уже сейчас некоторые обозреватели в Египте высказывают опасения, что при обстоятельствах, когда количество мандатов по партийным спискам непропорционально велика, открывает реальную возможность вернуться к публичному политической жизни и «прорваться» в следующий парламент членам руководящих структур НДП.

Конечно, возможно, модифицированная избирательная система лучше, чем все предыдущие, но в обществе явно созрела недоверие к политическим партиям и их программ. Не говоря уже о том, что система выбора определенных политсил не воспринимается адекватно политической культурой египетского народа, которая подсознательно видит в них выбор клонов Мубарака или Национально-демократической партии. Ведь 30 лет диктатуры не исчезли бесследно для коллективной египетской политического сознания.

Важным вопросом, который непременно будет ставиться перед парламентскими выборами, является отмена Высшим советом вооруженных сил чрезвычайного положения, который действует в Египте уже 30 лет. Поскольку в глазах рядовых египетских граждан продолжение во времени чрезвычайного положения означает, что последний демонстрирует несостоятельность аппарата безопасности контролировать ситуацию в государстве. А также, что военный режим пока не выполняет своих обязательств передать власть гражданской администрации. И оправдывает свой контроль над страной нестабильностью, которую способны спровоцировать действия революционной оппозиции или религиозные фундаменталисты «Братья мусульмане».

Собственно, продолжение чрезвычайного положения после победы революции подтверждает наличие кризиса доверия между египетским народом и правителями. А значит, блокирует активацию верховенства закона и утверждает в дальнейшем ситуацию, при которой граждане не доверяют власти, не доверяет им. А взаимное недоверие закономерно провоцирует взаимное отчуждение и приводит к еще большему кризису режима, который не имеет возможности опираться на народную поддержку.

Продолжение во времени действия закона о чрезвычайном положении в Египте вызывает чувство дискомфорта у населения и побуждает его к противостоянию власти, какой бы она была или за которую пытается себя выдавать.

Но одновременно Высший совет вооруженных сил закономерно опасается отменять вышеуказанный закон до окончания парламентских выборов. Ведь в случае его отмены власти будет непросто аннулировать результаты выборов, если, например, победу получат религиозные экстремисты «Братья мусульмане». Поэтому, скорее всего, шансы на отмену этого закона является лишь после объявления результатов выборов в египетский парламент.

Очевидно, эти выборы будут немалое влияние на развитие политической системы в Египте и определять, какими будут отношения между законодательной и исполнительной властью. Важным критерием этих изменений станет решение — будет ли в Египте президентская система правления, как в Соединенных Штатах, парламентская система, как в Великобритании, или смешанная, как во Франции.

Египтяне очень устали от президентской системы, которая давала Хосни Мубараку неограниченное фараонского власть в течение последних 30 лет и неограниченные возможности контроля над всеми органами государственной власти. Поэтому, скорее всего, политический истеблишмент после завершения парламентских выборов тяготеть к формированию смешанной модели президентско-парламентской системы власти и формирования правительства на коалиционной основе. Поскольку можно уверенно прогнозировать, что при имеющейся политической ситуации в стране одной из партий не удастся сформировать правительство самостоятельно.

Как бы там ни было, египетским политическим элитам стоит учитывать, что закон о чрезвычайном положении был одной из главных причин революции в Египте. И если его не будет наконец отменена после парламентских выборов, то это в дальнейшем может привести к политической нестабильности. Ведь за Хосни Мубарака чрезвычайное положение использовался для нейтрализации партийных активистов и инакомыслящих и невозможным для египтян реализовывать их право на свободу и свободное высказывание своих политических взглядов.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.