Почему Сноуден не Депардье (и ему не видать квартиры на Арбате)

В современной истории России случалось разное, но только сейчас вернулось то старое забытое чувство, которое было ежедневным при Ельцине — стыд. Не «за Россию» — это выражение оставим диссидентам. Стыд тут более персональный — за президента. Случалось разное, но личного позора Путин в моих глазах не ведал. Теперь все изменилось.

Смотрите, что произошло. Сравним два случая: все, что хотел Депардье, получая российское гражданство — это получить возможность укрываться от высоких французских налогов. Т.е. воровать, по большому счету — ведь деньги он по-прежнему зарабатывает в той стране, которой он не хочет платить налоги. Российские власти откровенно опозорились с Депардье: его визит стал чем-то вроде визита белого колонизатора в отсталую Африку. Были бусы и пуговицы — а получил этот престарелый деятель мирового жлобизма все, что только мог. И дружбу президентов (России и Чечни), и квартиры в центрах городов, и паспорт, и Бог знает что еще с девицами и осетриной. Настоящее представление безвкусицы, растиражированное всеми телеканалами.

Другое дело Эдвард Сноуден. Он открыл правду о глобальной системе слежения за гражданами всех стран мира, даже за президентом все той-же России и должностными Евросоюза. Но прежде всего за всеми простыми гражданами Сети. И получил ничего. Покорное смущение «сильных мира сего» и желание не дай Бог не разозлить американцев. Путин вообще опозорился, «разрешив» оставаться ему в аэропорту, если он не будет разглашать новые секреты разведслужб Америки. Ему не предложили ни квартиры на Арбате, ни гражданства, ни даже прав политического беженца, которого он безусловно заслуживает. Россия вполне основательно присоединилась к сонму шавок.

Сейчас многое говорится о «возвращении России», устраиваются показательные маневры ржавыми кораблями и стрельбы сырыми ракетами. Но вернет ли это уважение к нашей стране? Смею заверить: нет. Сила без смысла, без идеи, без правды не представляет никакого интереса. А идеи нет. Разве что Путин подтвердил, что вороватый французский крестьянин ему милей действительно честного человека.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.