Потрошитель семьи Бажаевых Эдуард Худайнатов

Махинации потрошителя семьи Бажаевых ждут своих уголовных дел… Создатель и владелец Независимой нефтегазовой компании Эдуард Худайнатов когда-то озвучивал планы конкуренции с «Роснефтью», где ранее работал. Это выглядит смешно на фоне предбанкротной ситуации, в которой оказалась ННК. По мнению некоторых экспертов, уже в этом году компания будет неспособна обслуживать собственные долги. Вместо дутых планов ННК стала посредником, закупая сырье у других производителей и затем продавая той же «Роснефти» Игоря Сечина для поставок на экспорт. В ходе таких схем должны были формироваться миллиардные коррупционные комиссионные. Получал ли их лично Эдуард Худайнатов, или же часть отдавалась его покровителям, предстоит разбираться следователям.

Доение Бажаевых

Эдуард Худайнатов основал ННК в 2012 году, в 2013-м приобрел лицензии на месторождения на Таймыре (ОАО «Пайяха», Красноярский край) и газодобывающую компанию, ЗАО «Геотэкс», в Саратовской области за $500 млн. В апреле 2014 году НК «Альянс» семьи Бажаевых и ННК объявили о создании совместного предприятия – «ННК-актив». 60% в нем принадлежало «Альянсу» и 40% – ННК. Но в 2014-м Эдуард Худайнатов стал единственным владельцем ННК. На каких условиях Бажаевы вышли из капитала ННК, неизвестно, и говорить об этом они не хотят.

НК «Альянс» была создана в 1998 году Зией Бажаевым, после его смерти в 2000 год холдинг возглавил младший брат, Муса Бажаев. «Альянс» внес в СП Хабаровский НПЗ (мощность – 5 млн т), нефтедобывающие компании – «Печоранефть», «Татнефтедобыча», ЗАО «Санеко», ЗАО «Колвинское», АО «НК «Конданефть», месторождение в Казахстане, сеть на 200 АЗС и другие активы. ННК – лицензию на нефтяные месторождения на Таймыре и «Геотэкс». «Альянс» имел запасы нефти на 638 млн баррелей, добыча на момент слияния – 3,5 млн т (планировалось за пять лет удвоить ее). Активы «Альянса» приносили выручку, но долги мешали компании развиваться дальше, а у ННК был силовой и административный ресурс Игоря Сечина, а вдобавок некий формальный план того, как получить деньги на разработку месторождений «Пайяхи» и «Альянса».

Сейчас, спустя три года, очевидно, что это был неравный брак. Выручку ННК приносят только бывшие активы Бажаевых. «Геотэкс» сегодня называется ЗАО «ННК-Саратовнефтегаздобыча», структура дважды реорганизовалась и не приносит существенной прибыли. Сейчас ННК добывает в год 2,5 млн т нефти — меньше, чем до слияния. Такой же уровень добычи, например, у компании «Татнефть». «Роснефть» (5,4% мировой добычи), к примеру, выкачала в 2016 году 210 млн т нефти – в 96 раз больше, чем ННК.

В 2015 году на развитие активов «Пайяхи» (в настоящее время это «ННК-Таймырнефтегаздобыча», разведанные запасы – 106,7 млн т) ННК просила из Фонда национального благосостояния (ФНБ) 78,1 млрд рублей. Это самое перспективное месторождение ННК: большие запасы, рядом Енисей, что позволяет решить проблему транспортировки, в том числе и на экспорт, даже без магистрального нефтепровода, добыча нефти здесь будет способствовать развитию Дудинской нефтегазоносной провинции. Заявку ННК поддержало Минэнерго, но деньги компании так и не были выделены. ФНБ предназначен для софинансирования пенсионных накоплений россиян – получить помощь оттуда могут только крупные инфраструктурные проекты. Из нефтяников деньги просили и получили лишь «Роснефть» и «Новатэк».

Но сама эта попытка характеризует Худайнатова как руководителя с амбициями и возможностями, которые ему дала работа на топовых позициях в «Роснефти» – с 2008 год по июль 2013 годы Эдуард Худайнатов был ее президентом и вице-президентом. В «Роснефть» Худайнатова пригласил Игорь Сечин. А с апреля 2013 года по июль 2013 года Худайнатов руководил ООО «НГК Итера», учредителем которого является «Роснефть». Возможно, идею развивать бизнес за счет денег ФНБ Худайнатову своим примером подсказал Сечин.

Не забуду «Роснефть» родную

Худайнатов и сегодня поддерживает связи с «Роснефтью». Как стало известно «Компании», его фирма последние два года львиную долю добытой нефти продает именно ей. Хотя сам Худайнатов в 2013 году говорил, что создал свой бизнес с нуля и собирается конкурировать с «Роснефтью». Но вместо конкуренции вышло сотрудничество. По данным сайта госзакупок, ННК и ее «дочки» – «ННК-Печоранефть» и «Татнефтеотдача» – в 2015–2016 годах осуществили поставки сырья «Роснефти» на сумму в 35,6 млрд рублей. Это больше полугодовой выручки ННК и приблизительно две трети годового объема добычи – около 1,75 млн т. На схожую сумму – 32 мрлд рублей – «Роснефть» в 2016 году авансировала закупки нефти у венесуэльской компании PDVSA (3,7% мировой добычи). Тогда эту сделку называли имиджевой: закупка тяжелой и дорогой венесуэльской нефти – это, скорее, помощь стране, страдающей от экономического кризиса, чем выгодное приобретение. Еще «Роснефть» закупает сырье у «Русснефти» семьи Гуцериевых – 9–10 млн т ежегодно.

«ННК-Печоранефть» в 2016 году по контракту на 7 млрд рублей поставила 350 тыс т нефти для «Роснефти» по опциону. При этом поставщик был единственным участником торгов. Стоимость тонны – 20 тыс рублей, или $303. Это примерно соответствует средней цене на нефть Urals в 2016 году в России, но на экспорт нефть стоила немного дороже. «Продажа нефти – это вопрос эффективности, внутренние цены и цены на экспорт мало отличаются. Собственный крупный нефтеперерабатывающий завод ННК находится в Хабаровске, довольно далеко от «ННК-Печоранефть» и «Татнефтеотдача», – считает эксперт Андрей Полищук.

До 2008 года «Печоранефть» (чистый убыток в 2015 году – 3,2 млрд рублей) принадлежала шведской компании West Siberian Resources (WSR), у нее были лицензии на разработку нескольких месторождений в Ненецком автономном округе и небольшой Александровский НПЗ в Томской области мощностью 60 тыс т. В 2008 году объем добычи составлял 796 тыс т нефти. С 2014 года «Печоранефть» входит в ННК и добывает нефть на Колвинском месторождении и Западно-Осовейском участке недр в Ненецком автономном округе. В 2015 году добыча «ННК-Печоранефть» упала до 295 тыс т, это меньше половины объема 2008 года (накануне слияния с «Альянсом» Бажаевых). То есть «Печоранефть» не смогла бы выполнить опцион на поставку «Роснефти» 350 тыс т сырья в 2016 году. Но ее обязательства перед «Роснефтью» были еще выше, и «Печоранефть» покупала нефть у других производителей, чтобы выполнить госзаказ «Роснефти». Так, «Печоранефть» в 2015 году реализовала более 727 тыс т, и большая половина этой нефти была покупной, следует из годовой отчетности за 2015 году.

«Закупать нефть на стороне дешевле, чем не выполнить контракт перед «Роснефтью», – полагает Василий Танурков, аналитик рейтингового агентства «АКРА».

В итоге в геологоразведку ННК смогла вложить всего 343 млн рублей и закончила год с убытком в 3,8 млрд рублей. Компания объясняет такие результаты падением цен на нефть и необходимостью обслуживать долларовый кредит. Но убыточными для нее были и закупки сырья для «Роснефти»: никто не станет продавать нефть дешевле рыночных цен.

Ближайший к месторождениям «ННК-Печоранефть» НПЗ – Ухтинский НПЗ «Лукойла» мощностью в 2 млн т. Его ресурсов хватило бы, чтобы перерабатывать нефть, добываемую «ННК-Печоранефть». А к добывающим мощностям «Роснефти» ближе всех Ачинский НПЗ в Красноярском крае. ННК, «Роснефть» и «Лукойл» не комментируют ситуацию. «Роснефть» для ННК – удобный партнер, который может дать некоторые преференции при исполнении контракта, а с «Лукойлом» ННК напрямую не работала», – замечает Василий Танурков.

«Роснефть» поставляет на свои НПЗ меньше половины добываемой нефти, включая зарубежные НПЗ. Поэтому «Роснефть», как крупный поставщик, покупает сырье у мелких производителей, облегчая им доступ к экспорту. У «Роснефти» есть долгосрочные контракты на поставку сырой нефти плюс она продает нефть на спотовом рынке, – комментирует Марсель Салихов, руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов. – Ухтинский НПЗ «Лукойла» – устаревший, он обеспечивает в основном местные рынки. Как видно по таможенной статистике, из Коми экспортируют нефть, а не нефтепродукты».

Другой поставщик «Роснефти» – АО «Татнефтеотдача» (чистая прибыль в 2015 году – 3,9 млрд рублей) – входит в состав совместного предприятия AR Oil & Gaz B.V, 51% которого принадлежит ННК, а 49% – испанской нефтегазовой компании Repsol S.A. У общества есть лицензии на Елгинском и Степноозерском участках в Татарстане. В декабре 2014 года «Татнефтеотдача» заключила контракт с «Роснефтью» на поставку нефти на 11 млрд рублей За 2015 год «Татнефтеотдача» добыла 648 тыс т. Свою нефть «Татнефтеотдача» сдает на подготовку (очистку от примесей) в ПАО «Татнефть». В «Татнефти» это подтвердили и сообщили «Ко», что компания располагает специальными установками для очистки нефти. «Татнефть» могла бы не только «готовить нефть» ННК для продажи «Роснефти», но и делать из нее, например, дизельное топливо на своем нефтехимическом заводе «Танеко» в Нижнекамске или продукты с еще более высокой добавленной стоимостью. В Нижнекамске несколько нефтеперерабатывающих, в том числе нефтехимических, заводов. Но «Татнефтеотдача» в 2015 году отдала почти всю добытую нефть «Роснефти» для экспортных поставок.

«У «Роснефти» устаревшие НПЗ, их не сравнить с НПЗ «Башнефти» и «Лукойла», Омским НПЗ «Газпром нефти», Московским НПЗ, поэтому «Роснефть» в последнее время больше вкладывается в экспорт сырой нефти, и скупает нефть у мелких производителей, чтобы компенсировать выпадающие доходы от продажи нефтепродуктов, – комментирует на условиях анонимности один из отраслевых аналитиков. – Несмотря на большой налоговый маневр, стимулирующий инвестиции в нефтепереработку, «Роснефть» медленно модернизирует свои НПЗ».

Объем экспорта у «Роснефти» в 2016 году составил 109,1 млн т (это больше половины добытой нефти – 210 млн т), а рентабельность переработки за последние три года упала почти втрое. По данным Reuters, «Роснефть» продает Куйбышевский, Новокуйбышевский, Сызранский и Саратовский НПЗ, но в компании это отрицают. Таким образом, «Роснефть» тратит десятки миллиардов рублей на скупку сырой нефти у других производителей, чтобы экспортировать ее, вместо того, чтобы вкладывать эти деньги в НПЗ в России. А ННК увеличивает объемы экспорта «Роснефти».

На добычу нет денег

Проект «Пайяха», на который Худайнатов просил 78,1 млрд рублей из ФНБ, предполагает разработку Пайяхского и Северо-Пайяхского нефтяных месторождений с суммарным запасами 106,7 млн т, а также строительство нефтяного терминала «Таналау» на реке Енисей с грузооборотом 3,8 млн т в год. Терминал предназначается для транспортировки нефти танкерами. Месторождения находятся у устья Енисея и всего в 140 км от города Дудинка. Но по итогам 2015 года у компании «ННК-Таймырнефтегаздобыча», разработчика этих месторождений, убыток в 1,5 млрд рублей, и ее дважды чуть не обанкротили подрядчики. Компания пропустила 2016 год, когда она могла добывать нефть, не платя НДПИ. Когда начнется добыча, в ННК не говорят.

«Пайяхское нефтяное месторождение расположено на севере Красноярского края, где нефтяная инфраструктура почти отсутствует. Из-за этого привлечение средств для его освоения затруднено. Однако этот регион быстро развивается, так как входит в зону влияния Северного морского пути, – считает Рустам Танкаев, гендиректор компании «ИнфоТЭК-терминал». – В среднесрочной перспективе Пайяхское месторождение станет одним из самых прибыльных проектов в отрасли». «Гринпис» и Ассоциация коренных малочисленных народов Красноярского края предупреждают, что обустройство Пайяхского и Северо-Пайяхского месторождений, а также строительство нефтяного терминала «Таналау» будет вестись на территории сибироязвенных могильников оленей. Их на Таймыре 39, а вблизи места разработки – три, каждый площадью 60–200 кв. км. Последние вспышки сибирской язвы наблюдались в 1960–1970-е. Ее споры живут в почве до 70 лет. Кроме того, считают в «Гринписе», у ННК нет понимания, как бороться с разливами нефти, особенно во льдах.

Пока у ННК нет денег, чтобы развивать «Пайяху», план помощи ФНБ провалился. «Маловероятно что кредитные организации будут готовы предоставить ННК 78 млрд рублей, у нее и так довольно высокая долговая нагрузка», – считает Андрей Полищук. Выручка «Альянс ойл компани» (выпускает консолидированную отчетность по всем активам группы) по итогам девяти месяцев 2016 год – $1,5 млрд (на $100 млн меньше по отношению к аналогичному периоду 2015 год), долг – $2,5 млрд.

В 2015 год ННК перенесла сроки погашения двух рублевых кредитов – на 11,5 млрд рублей и 2 млрд рублей – с 2015-го на 2019 год, а сроки погашения облигаций «Альянс ойл компани» на $299 млн – с 2015 год на 2019 год. Основными причинами, по которым ННК пытается пролонгировать займы, стали низкие цены на нефть и слабый рубль.

Пока нефть в задуманных объемах ННК добывать не удается, но хорошо продаются билеты и топливо ООО «Компания «Солнечный ветер», входящего в АО «ННК». Так, по данным сайта госзакупок, за пять лет компания только по госконтрактам продала чиновникам Камчатки авиа- и ж/д-билеты и поставила топливо международному аэропорту Елизово год Петропавловска-Камчатского на 1,8 млрд рублей. Здесь у ННК собственный резервуарный парк и топливозаправочная техника, и компания работает с прибылью. Прибыльно и АО «ННК-транс», перевозящее нефть по железной дороге.

Но без развития добычи ННК может повторить судьбу нефтяной компании «Альянс», которую она поглотила в 2014 году. Четырехлетняя история ННК говорит, что небольшой нефтяной компании в России при низких ценах в лучшем случае можно выжить как подразделению «Роснефти», даже если ее НПЗ сидит на трубе ВСТО.

Как сообщало ранее агентство «Руспрес», налоговая инспекция и несколько судов в прошлом году приняли решение считать «Роснефть» и ННК аффилированными компаниями. Оказалось, что здание на Арбатской площади, якобы приобретенное для ННК, фактически принадлежит «Роснефти», а сделки по продаже объекта через ряд офшоров финансировались деньгами Игоря Сечина. Правда, потом решения судов были отменены.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.