Убийство русских детей: жестокие игры по-американски

В России насчитывается около 700 тысяч брошенных детей. Во взрослом мире у 90% из них судьба уйти в тюрьму, погибнуть или заняться проституцией. 80% сирот ещё и тяжело больны. Единственный шанс у них стать людьми – приёмная семья в США. Фотогалерея – как живётся русским сиротам в Америке.

В антиамериканской истерии на принятие «акта Магнитского» власть решила наказать самых слабых – российских сирот, запретив американцам их усыновлять. Штатные пропагандисты принялись уверять, что брошенным детям лучше остаться в России, некоторые из них объясняли это тем, что в противном случае в США из российских сирот воспитают солдат, готовых воевать против нашей страны.

Но в России этим сиротам не светит не то что армия, но и вообще жизнь. Американские общественные организации приводят статистику по жизни сирот в России (ссылаясь на наши же исследования). Всего у нас насчитывается около 700 тысяч сирот, при этом у 95% из них есть хотя бы один родитель. 80% этих детей тяжёло больны (в основном причина этого – алкоголизм родителей). 60% сирот могут быть вылечены только на Западе, так как в России для этого нет либо медицинских технологий, либо госорганы и общественные организации не готовы посвятить себя длительному уходу за такими пациентами.

У 90% сирот после выхода во взрослую жизнь судьба стать преступником или проституткой, либо вовсе умереть. До трети брошенных детей вообще не доживают до совершеннолетия.

Всего же из 18 млн. российских детей половина растёт в неблагополучных семьях.

Начиная с 1999 года американцы усыновили 45 тысяч российских детей. Да, и в некоторых из этих семей у приемных детей не складывается нормальная жизнь или они вовсе погибают (об этом очень любит трубить российский агитпроп). Но в сравнении с российской статистикой, шанс стать нормальным человеком у этих детей в сотни, а то и в тысячи раз выше.

Журнал New Republic приводит небольшую галерею российских детей, живущих в американских приёмных детей. Особо надо обратить внимание, что многие из этих семей – глубоко религиозны, и прививают христианский образ жизни и своим приёмным детям. Это хорошо показывает один из мифов российских пропагандистов, что в США наших сирот ждёт разврат и бездуховность.

Вверху: Пара меннонитов Раэделла и Невин Венгер не могла иметь детей, поэтому они решили принять из России; их церковь помогла им деньгами на поездку в Москву. В 2005 году они приняли в семью 2-летнюю Райлэнд. Три года спустя они усыновили ещё одного русского ребёнка Родерика, который имеет алкогольный синдром плода. Семья имеет молочную ферму, дети помогают им в работе.

В 1999 году Кэрол Кормэни и её муж Ким из штат Мэриленд отправились в Иркутск, и приняли из местного детдома двоих несовершеннолетних сестёр и мальчика по имени Дэн. В течение следующих нескольких лет они привезли домой ещё троих русских детей:

На фото ниже: так сегодня выглядит их 15-летний русский сын Дэн.Он играет на ударных в группе, на хорошем счету в местной церкви, бойскаут и учится в начальной офицерской школе, любит все виды музыки, кроме хип-хопа:

Криста и Брайан Хаббард не могут иметь собственных детей, а потому решили принять их из России, как и их друзья, Тронкалс. Исаак, этнический узбек, родился в подмосковном городке Подольске, они привезли его 14-месячным из России в 2006 году. В этом возрасте он не мог держать голову, и у него была серьёзная болезнь глаз. Оказалось, что Исаак родился недоношенным и сильно пострадал от ишемического повреждения мозга. В 3 года он не умел ходить. Исааку был поставлен диагноз аутизм, и он перенёс несколько операций на глазах:

Семья Тронкалс из штата Пенсильвания имела своих четырёх биологических детей, но этого показалось им мало, и в 1999 году они поехали в Россию и привезли оттуда маленькую девочку Аню, а чуть позже и её старшую сестру Машу, страдавшую глухотой. Обе девушки страдают от болезней, вызванных алкоголизм их родителей.

Теперь каждое воскресенье они ходят в церковь, Анна вышла замуж и сейчас получает учёную степень:

У Аниты Уамплер было шесть выкидышей, после этого она и её муж Уилбур поехали в Москву и взяли в местном детдоме двоих мальчиков, которых назвали Дарлтон и Джарелл. Оба имеют алкогольный синдром плода. Дарлтон до сих пор угрюм м имеет проблемы с обучением. Джарелл, наоборот, очень гиперактивный, что связано с его наследственными болезнями…

загрузка...
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.